←  на главную 
Вас интересует похудение после беременности?
Вы хотите знать как быстро похудеть, избавиться от живота, избавиться от целлюлита, уменьшить бедра? 
На страницах интернет-журнал для женщин MissFit, вы узнаете все о правильном питании, о средствах и тренажерах для похудения!




Сексуальное влечение, половое влечение



Глава 1. ЛЮБОВЬ И СЕКС

Половое влечение

половое влечение, сексуальное влечениеЛюбовь, если нет в ней страсти, — ничто, всего лишь пошлое и бессмысленное приключение в мире зла.
Томас Манн.

Любовь на протяжении тысячелетий влияет на судьбы людей, она может подарить и чрезвычайное наслаждение, и стать непоправимой трагедией, может вдохновить на величайшие произведения искусства и стать причиной преступления. Все достижения мировой культуры — живописи, поэзии, музыки — связаны с этим прекрасным чувством.

Чувственный компонент любви идет от самых древних слоев человеческой природы — сексуального влечения, — и вместе с тем любовь связана с высшими нравственно — этическими идеалами.

С самого начала появления полового влечения, с первой влюбленности и до последних дней человек нуждается в любви, ласке и взаимопонимании. Существует и платоническая любовь, но у большинства современных взрослых людей любовь как высшее нравственное чувство сочетается с половым влечением к объекту любви. Оба эти чувства неразделимы.

Без духовной близости половое влечение со временем может угаснуть. Отношения, которые основываются только на сексе, чаще всего заканчиваются полным провалом.

Почему люди влюбляются и любят — пока никто не смог ответить на этот извечный вопрос, который человечество задает себе уже много веков.

Поэты, писатели и художники воспевают любовь, а ученые пытаются найти какое-то биологическое обоснование любви, но строгому научному анализу и оценке это великое чувство не подвластно.

Ученые говорят, что в организме влюбленного происходят определенные биохимические изменения и вырабатывается определенное вещество. Но такое упрощенное биологическое толкование этого великого чувства не объясняет, почему мужчина влюбляется и испытывает страсть именно к этой женщине, а женщина именно к этому мужчине, когда рядом много других привлекательных женщин и мужчин. А другие мужчины могут и не обращать внимания на женщину, которую он любит, а если и обращают, то не испытывают такой ослепляющей страсти. А он считает её верхом совершенства и не видит в ней никаких недостатков.

Если спросить влюбленного, почему он любит именно этого человека, он вряд ли ответит. Когда человек начинает анализировать любимого и объяснять, какие именно его качества в нем привлекают, — то значит, он его не любит. Любовь не поддается трезвому анализу. Рационализм и любовь просто несовместимы.

Влюбленный не замечает недостатков в своем любимом. Мужчины воспринимают любимую женщину как бы пятном, одним целым, не вычленяя из этого целого красивые ноги, или лицо, или её характер. Не бывает такого, что человек влюбляется и любит за какие-то достоинства.

Хотя внешность женщины имеет немаловажное значение, но лишь для первоначального интереса. Красота — лишь эротический и эстетический стимул для мужчины.

Даже очень красивые женщины и очень красивые мужчины могут ни у кого не вызывать страстной любви. Они могут нравиться, у них всегда есть поклонники и поклонницы, есть и сексуальные партнеры, но даже «писаная» красавица за всю свою жизнь может ни разу не внушить безумной страсти. А не столь красивые женщины и мужчины могут вызвать безграничную любовь.

Есть женщины необычайно притягательные. От них исходит какой-то необычайный магнетизм, они окружены биополем, которое притягивает мужчин.

На современном жаргоне это называется «сексапильностью», от слов «sex appeal» — то есть, сексуальная привлекательность женщины, возбуждающая чувственные эмоции у мужчины.

Сексапильность — это не синоним сексуальности женщины. Сексуальность характеризует саму женщину, её потребности в сексе, а сексапильность означает способность женщины вызывать сексуальное влечение у мужчин. Но у одной женщины оба эти качества могут сочетаться.

Вспомните Лушку из романа Шолохова «Поднятая целина» или Дарью и Аксинью из «Тихого Дона», да и многих других литературных героинь, — насколько желанны для многих мужчин «сексапильные «женщины, у которых есть шарм и «изюминка», а в глазах — «чертовщинка», в каждом движении явно видна их чувственность и женственность, и даже некоторая порочность, доступность, сексуальный опыт, а «взгляд манит» мужчину, как бы обещая ему наслаждение.

Таким женщинам даже не нужны обычные ухищрения женского кокетства, чрезмерное увлечение косметикой или следование моде в одежде. Их чувственность мужчины ощущают на подсознательном уровне, без всяких слов, как будто такие женщины обладают особой биоэнергетикой — мужчина взглянул на нее, встретился взглядом, все понял — и потерял голову.

Вот как устами героя описывает Ги де Мопассан в рассказе «Шпилька» влечение мужчины к такой женщине: «Когда я глядел на нее, мне одинаково хотелось и убить её, и поцеловать. Глядя на нее, я чувствовал бешеную потребность раскрыть объятия, стиснуть и задушить её. В глубине её глаз было что-то вероломное и неуловимое, внушавшее мне отвращение; и за это, может быть, я так и любил её. Женственное начало, отталкивающее и сводящее с ума, женственное начало было в ней сильнее, чем в какой-либо другой женщине. Она была полна, переполнена им, и оно исходило из неё пьянящим и ядовитым флюидом. Она была Женщиной более, чем кто-либо и когда-либо. Когда я выходил с нею, она смотрела на всех встречных мужчин такими глазами, как будто взглядом отдавалась каждому из них. Это приводило меня в отчаяние, но ещё больше привязывало к ней. Какая это была мука! В театре, в ресторане — всюду мне казалось, что ею обладали на моих глазах. И действительно, как только я оставлял её одну, другие обладали ею».

А.Нин в рассказе «Королева» так описывает влечение мужчины к очень сексуальной партнерше: «Она творила любовь в каждый момент своей жизни, даже, например, когда ела. …по её позе можно было почувствовать, что её ягодицы распластались по сиденью и что все в ней готово к обладанию. Ее груди всей тяжестью касались стола, и если она смеялась, то это был эротический смех удовлетворенной женщины, смех тела, которое наслаждается каждой своей порой, каждой клеткой — тело, ласкаемое целым миром. То, что постоянно происходило в её глазах, было таким лихорадочным, таким обжигающим, таким напряженным, что порой, когда я смотрел прямо в её зрачки и чувствовал, как мой фаллос поднимается и пульсирует, то такую же пульсацию я видел в этих глазах. Одними только глазами она могла дать этот, столь совершенный эротический ответ. Что-то пожирающее, как огонь, зажигающее мужчину с ног до головы, что могло, как пламенем, уничтожить наслаждением, никогда не испытанным прежде. Еще до того, как мужчины видели её лицо, они начинали за ней идти, словно она оставляла после себя звериный запах. Удивительно, что происходит с мужчиной, когда он видит перед собой поистине сексуальное животное. Женщины, которые беззастенчиво сексуальны, у которых на лице нарисована словно их метка; женщины, которые возбуждают в мужчине желание выставить перед ними свой фаллос; женщины, для которых одежда — это лишь способ подать нам влекущие части тела; женщины, которые швыряют в нас свою чувственность сквозь губы, ноздри, изо рта, глаз и волос и источают секс всем телом — вот женщины, которых я люблю!»

Некоторые женщины весьма вольного поведения привлекательны для мужчин именно своей сексуальностью. Такая женщина может дарить мужчине жаркие ночи, но превратить его жизнь в ад. И хотя мужчина испытывает бешеную ревность, а его жизнь с такой возлюбленной мучительна из-за её измен или его постоянных опасений, что она может изменить, — но сексуальное влечение к ней так интенсивно, что даже сильные мужчины теряют голову и собственное достоинство.

То же самое и в отношении женщин. «Неравный брак», необъяснимый с точки зрения окружающих, когда интеллигентная женщина замужем за мужчиной из низших социальных слоев, — тоже нередко объясняется сильным сексуальным влечением и сексуальной гармонией партнеров.

Немало случаев, когда любовник красивой и яркой женщины совершенно иного интеллектуального уровня — необразован, неумен, к тому же некрасив и невысок, — ни внешне, ни как личность ничем не примечателен. Всем известны случаи любовной связи и даже брака принцессы с телохранителем, богатой женщины со своим шофером или кем-либо из обслуживающего персонала. Некоторые знаменитые киноактрисы и манекенщицы выходят замуж за таких мужчин, имея в прошлом опыт неудачного замужества с людьми из своего круга. И счастливы в новом браке.

Есть очень сексапильные женщины, рядом с которой «тает» любой мужчина, не в силах противостоять её неотразимому обаянию и женственности.

Клинический пример

половое влечениеАнатолий К. 38 лет, инженер, женат. Вот его дословный рассказ:

«Однажды к нам в отдел пришла новая сотрудница, Лена. Ей было 28 лет, она была замужем, у неё двое детей, хорошая, устроенная семейная жизнь, богатый муж, который её обожал. Она долго не работала, сидела с детьми, потом заскучала дома и захотела работать, хотя материально они были хорошо обеспечены.

Когда она пришла, в нашем отделе как будто свежим ветром повеяло. Она была, как магнит, а все наши «мужики» липли к ней, как металлические частички. Она так смотрела на мужчин, что все невольно начинали за ней ухаживать, даже наши «старые мухоморы» приободрились. Под разными предлогами к нам забегал то один, то другой, и все останавливались у её стола, кто цветок положит, кто какой-то необыкновенный ластик, или просто останавливались поболтать.

Женщины её сразу невзлюбили, наверное, женская ревность. У одной нашей сотрудницы был роман с нашим главным инженером, так тот сразу «дал ей отставку» и вовсю стал ухаживать за Леной.

Она была какая-то необыкновенная, как будто вокруг неё ареал какой-то. У неё были бархатные, мягкие, чудные глаза. Они излучали какое-то гипнотическое притяжение. Я даже не знаю, была ли она красивой, я об этом даже как-то и не думал.

Наши женщины злились и обсуждали её, говорили, что нет в ней ничего особенного, даже пытались делать какие-то грязные намеки, что она развратная, что «с жиру бесится» — денег полно, а на работу вышла, чтобы «хахаля» себе найти. Но они быстро прикусили свои языки, потому что Лена ни с кем «шашней» не водила.

Она всем улыбалась, никого не отталкивала, мужчины вились вокруг нее, как мотыльки, она взглядом вроде бы всех поощряла, а на деле никому ничего не позволяла. Наши «ловеласы», которые имели интрижки с каждой новенькой сотрудницей, если она не «уродина», быстро отскочили от нее. Поначалу они пытались с нею заигрывать, приглашали после работы на свидания, но она умела так отказать, что сразу было понятно, что это всерьез, и никто не обижался.

Лена не была ханжой или «синим чулком» и не ссылалась, что у неё ревнивый муж. Она как-то по-другому умела пресечь ухаживания, никого не унижая. Она как бы говорила: «Ты хороший человек и ты мне нравишься, но давай оставим все, как есть».

И наши «сердцееды» быстро отстали. Один из них пытался в мужской компании сказать, что она просто фригидная женщина, ей нравятся ухаживания, и чем больше «ухажеров», тем лучше, за что получил «по морде» от нашего самого молодого конструктора, который был в Лену серьезно влюблен. Дело дошло до драки, их еле-еле разняли. Жаль, меня там не было, а то он и от меня бы «схлопотал по морде». Привык иметь дело с секретаршами и чертежницами, которые надеялись, что он женится, а он всем «мозги компостировал», а сам, как петух.

Я таких женщин ещё никогда не встречал, думал, такие только в романах бывают. Тоже в неё влюбился, как школьник. Таращился на неё целыми днями, мне даже не надо было около неё стоять или с ней разговаривать. Она сидела наискосок от меня, а я целыми днями ничего не делал и только смотрел на нее. Наши женщины надо мной подшучивали. Одна из них, у меня с ней давно был короткий «служебный роман», особенно изощрялась. А мне было все равно.

Мне казалось, что я любил жену, мы поженились по любви, с женой все годы прожили хорошо, у нас рос сын. Никогда не думал, что могу так влюбиться. На работу мчался, как на праздник, даже сам не замечал, что напеваю про себя. Жена как-то заметила, что я стал тщательно бриться и сменил стрижку, стал ходить на работу в костюме и при галстуке, а раньше ходил в джинсах и свитере.

Я жене, конечно, ничего не говорил, но она умная женщина и хорошо чувствует меня, сама все поняла. Она не скандалила, только смотрела на меня грустными глазами.

В постели у нас все разладилось. Мне совсем не хотелось заниматься любовью с женой, казалось, что это предательство, да и желания не было. Жена несколько раз попыталась сама начать первой и приласкать меня. Раньше мне её активность нравилась, она у меня темпераментная женщина, а теперь ничего не получалось.

Хотя я к жене по-прежнему хорошо относился, и сейчас хорошо отношусь, она ничего плохого мне не сделала, вела себя очень сдержанно, хоть и грустила. Но домой мне было тягостно возвращаться, не хотелось видеть печальную жену. После работы я старался подольше не приходить домой, то заезжал к старым друзьям, и мы напивались с ними «в стельку», то сам заходил в какой-нибудь бар.

Жена долго молчала, но потом не выдержала и сказала, что на многое закрывает глаза, но с моим пьянством мириться не собирается. Мы стали ссориться, а потом она предложила развод. Может быть, она хотела просто припугнуть меня, но я сразу согласился. Сам не знаю, почему. Мне ведь с Леной «ничего не светило».

Я пару раз предложил Лене подвезти её до дома, она согласилась. По дороге мы болтали и смеялись, а я так и не смог что-нибудь сказать о том, как я к ней отношусь и договориться о свидании.

Она на меня смотрела, как и на всех остальных мужчин. Никого из нас она не выделяла и постепенно всех поставила на место. Вокруг неё по-прежнему «вились» наши мужчины, но больше никто не пытался серьезно за ней «приударить», хотя все ухаживали.

Когда мы с женой развелись, я пить бросил. Я понял, что это не выход. Пытался «вылечиться» от Лены, завел себе любовницу , которая работала в соседнем отделе, но только опозорился. Она потом долго меня домогалась, подкарауливала после работы, заманивала к себе, но я отказывался. Она разозлилась и «раззвонила» всем, что я импотент. Я себя импотентом не считал, но слышать это было обидно.

Сам не знаю, на что я надеялся. Лена прекрасно знала, как я к ней отношусь, да и все это знали. Но она не старалась меня ни привлечь, ни оттолкнуть. Она такая естественная, просто у неё сущность такая и, наверное, призвание — всем нравиться. Потом мы с нею подружились, я её часто подвозил до дома после работы, а утром встречал перед работой и мы вместе ехали. Она была не против, но как-то незаметно держала меня на дистанции.

Я даже бывал у неё дома, познакомился с её мужем. В нем нет ничего особенного, мужчина как мужчина. Он даже не ревновал её.

У нас с ним был серьезный разговор. Он мне сказал: «И вы тоже, я вижу, влюблены в мою жену. В неё всегда все влюбляются. Еще когда она была студенткой, у неё отбоя не было от ухажеров. Мне стоило большого труда завоевать её благосклонности. Я боялся вначале, что её поклонники не оставят её в покое и после нашей свадьбы, поэтому и постарался побыстрее «наградить» её детьми и даже запереть в четырех стенах, так боялся её потерять. Потом понял, что этим Лену не удержишь, даже наоборот. Она как ветер, ты же не можешь удержать в руках ветер. Если она сама не захочет, то удержать её невозможно. Она удивительная женщина, я её люблю до сих пор, но до сих пор не знаю, любит ли она меня или только позволяет себя любить. Детей она действительно любит, а я все же отец её детей, только на это и надеюсь. Она никогда не давала мне повода подозревать её в легкомысленности. Она не та женщина, которой можно выдвигать необоснованные обвинения в неверности. Я её ревную, конечно, но стараюсь этого ей не показывать. Если она поймет, то перестанет меня уважать. Я ей больше друг и отец, чем муж. И на том спасибо, я благодарен судьбе, что у меня есть Лена. Все, что я делаю — это ради неё и ради детей. У меня одна цель в жизни — чтобы она была счастлива, спокойна и ни в чем не нуждалась. У неё очень слабое здоровье, раньше она часто болела, поэтому я был против, чтобы она работала. Но она настояла, а я никогда не умел ей отказать. Она смотрит на тебя своими лучистыми глазами, и ты как удав перед кроликом, делаешь все, что она хочет. Я понимаю, что ей не просто стало скучно дома, она не может жить без ухаживаний и внимания мужчин. Это ей необходимо. Может быть, она вампир, а скорее всего, она донор, потому что она не отнимает энергию у других людей, а наоборот, дает им силу. Запретить вам ухаживать за моей женой я не могу, это оскорбит Лену. Хотя не могу сказать, что я от этого в восторге. Но вы, по крайней мере, не так нахальны, как другие, которые пытались за ней ухаживать. Она умеет «отваживать» нежелательных «ухажеров», если они чересчур напористы. Но ухаживания мужчин ей нравятся, и с этим уж ничего не поделаешь. Я только надеюсь, что этим все и ограничится. Только вы знайте, что вы не первый, кто по ней «сохнет» без всякой взаимности. Лена не любит причинять страдания, и если она поймет, что вы страдаете, она от вас деликатно избавится. Я не думаю, что у вас есть какой-то шанс добиться от неё большего, если вы на это рассчитываете».

И я все это выслушал от её мужа, как школьник слушает выговор завуча. Я и сам знал, что у меня нет никаких шансов, но ничего не мог с собой поделать. Лена позволяла мне быть её другом и только. Как только я пытался форсировать свои ухаживания и хотя бы дотронуться до нее, она так мягко отстранялась и говорила, что этим я только сделаю хуже для наших отношений.

Хоть муж и не был уверен в её отношении к нему, Лена на самом деле его очень любила. Может быть, без сильной страсти, но она считала, что он самый порядочный и благородный человек из тех, кого ей пришлось встречать. Красота мужчины для неё ничего не значит. Мужчина должен быть красив внутренней красотой, а она считает, что муж именно тот человек, которого она хотела бы видеть рядом с собой всегда. Она говорила, что ей очень нравится, когда за ней ухаживают, но для неё это только игра. Ей самой нравятся некоторые мужчины, но не настолько, чтобы она от них потеряла голову. А просто «кочевать» из одной постели в другую ей не интересно. Если она встретит такого мужчину, который будет лучше её мужа, то может быть, она и увлечется им. А пока она такого не встречала.

От этих её слов я ещё раз убедился, что я «не герой её романа». После этого разговора и напился с приятелем и пил три дня. Я решил, что больше никогда не буду за ней ухаживать, хватит вести себя как влюбленный школьник, я взрослый мужик, и вздохи под луной для меня уже пройденный этап. Я даже решил перейти на другую работу и написал заявление об уходе.

Но когда я после трехдневного «загула» пришел на работу и снова увидел Лену , я позабыл все свои благие намерения. Она обрадовалась мне, улыбнулась своей удивительной улыбкой и спросила, почему меня не было три дня на работе. И я понял, что это, наверно, мой крест на всю жизнь.

Я ничего не могу с собой поделать. Бесполезно выпрашивать у неё взаимности, как нищий подачку. Надо или принимать её такой, какая она есть, или повеситься.

Справиться со своим чувством я не мог. Я был как больной. Наверное, любовь — это болезнь. Я понял, что никого до Лены не любил. То, что я испытывал к жене и другим женщинам, это, наверное, не любовь. А может быть, любовь бывает разная — к одним женщинам ровная, спокойная, а к другим — пламенная страсть. Раньше у меня такого никогда не было. Я и сам не думал, что способен на такое чувство. Я обычный, средний мужик, достаточно циничный и многоопытный, у меня было немало женщин, но теперь они кажутся мне жалкой подделкой. Хотя у меня были и умные, и красивые женщины, но ни об одной из них я не жалею. Остались приятные воспоминания, и все.

Я надеялся, что время меня «вылечит». Я стал как бы «официальным ухажером» Лены. Я привозил её на работу и отвозил её домой. Иногда мы обедали вместе, но когда я пытался пригласить её вечером куда-нибудь, Лена всегда мягко отказывалась.

Не могу понять, как я с этим мирился. Я такой же, как и все, привык, что с женщиной после двух — трех свиданий, а иногда и после первого, ложишься в постель, а потом уже разбираешься, нравится она тебе или нет. Никогда не думал, что бывает любовь без секса. Если женщина ломалась и строила из себя «недотрогу», я быстро давал «задний ход». Не по мне это было — брать женщину длительной осадой. Если ломается, значит, не хочет или цену себе набивает. А меня к таким женщинам никогда не тянуло. Мне нравилось, когда все обоюдно. Бывало и так, что после первого раза не бывало второго. Я люблю темпераментных женщин, как моя жена.

Но с Леной я ничего не мог поделать. Я, конечно, не раз пытался пойти дальше ухаживаний, но с нею ничего не получалось. Она сразу дала понять, что если я проявлю настойчивость, я её потеряю.

И она не набивала себе цену, я точно знал, что именно так и будет. Она такой искренний человек, что ей сразу веришь и уже не сомневаешься, что именно так она и поступит. Она не жестокая, наоборот, очень мягкая и женственная, но очень прямая и открытая, без всяких этих женских штучек и увиливаний. Она, конечно, очень кокетливая и любит нравиться, но сразу дает понять, что этим все и ограничится, если кто-то хочет большего, то может не рассчитывать.

И все равно никто на неё не сердился, её все мужчины обожали, а женщины терпеть не могли. Мне другие мужчины даже завидовали, когда она стала только мне позволять провожать её. Но я думаю, что она меня к себе приблизила к себе только потому, что поняла, что я для неё не опасен и не буду к ней нагло приставать и раскладывать на сиденье машины.

Я даже не мог обижаться, так как она сразу расставила все точки над «i» — отношения чисто дружеские, но не больше. Я её любил, а она мне только разрешала себя любить. Она мне была нужна, а я ей был не нужен. Конечно, она была ко мне даже привязана, привыкла, но не больше.

Я точно знал, что если обижусь на неё и уйду, мое место сразу займет другой, которого она так же приручит и поставит на место. Она умела сделать мужчину послушным даже против его воли. А если он не хотел слушаться, она не собиралась удерживать.

Наверное, в этом и была её сила. Она не была заинтересована в своем поклоннике, их у неё было много, ей было из кого выбирать. А если его не устраивали такие отношения, то она его не удерживала. Как в том анекдоте: «Не нравится — не ешь». А раз мужчина хотел оставаться с нею, то он обязан был играть по её правилам. А не хочешь — уходи.

И при этом она не унижала, не давила на меня, не демонстрировала свою власть надо мной, хотя я ей не раз говорил, что ради неё готов на все, она и сама это знала. Когда я пытался сказать ей, что она для меня значит — иногда на меня находило такое, хотелось как-то расчувствовать её, добиться хотя бы жалости, она говорила: «Не надо ничего говорить, я и так все знаю. Зачем слова, у тебя на лице все написано, а я умею чувствовать и читать по лицу». И все, и разговор окончен. И сердиться на неё не могу, и изменить что-то не в силах.

Все наши на работе были уверены, что у нас с нею настоящий роман, что мы любовники, один даже стал допытываться, какая Лена в постели. Пришлось дать по морде. Больше никто с расспросами не приставал. А на работе мужики по-прежнему вились вокруг Лены. Вначале поглядывали на меня, не дам ли я в морду, а какое я имел право? Лена бы этого не позволила. Она никому не принадлежала. Была сама по себе. Правильно её муж говорил, что она, как ветер — неуловимая, изменчивая и бесконечно привлекательная.

Она меня так «приручила», что я уже бросил все попытки стать её любовником. Видел её во сне, засыпал с её именем и просыпался с мыслью о ней. Радовался, что скоро её увижу. Выходные для меня были просто мучением. Два дня в неделю метался, как зверь в клетке или напивался с приятелями. Но водка мне не помогала. Чем больше пил, тем больше думал о ней.

Даже как-то стал спьяну рассказал о ней другу. Друг — простая душа, говорит: «Да затащи ты её в койку, сразу полегчает. Увидишь, что она такая же баба, как и все. Все они одинаковы. Твоя просто очень высокого мнения о себе. А когда окажется в горизонтальном положении, сразу с неё вся спесь слетит». Чуть не дал ему в морду. Но больше никому ничего о Лене не говорил.

Она не святая, конечно, но не такая, как все. Таких женщин, наверное, одна на миллион. А может, и больше, просто раньше мне такие не попадались. С остальными всегда все было проще.

С Леной мне тоже было легко и просто. Потом мне даже не был нужен секс с нею, я уже давно перестал на это надеяться. Нужно было только, чтобы она была рядом и смотрела на меня своими необыкновенными глазами и говорила своим чудным низким голосом, от которого у меня по спине мурашки бегали, как от прикосновения.

У меня с нею бывала эрекция, даже когда она просто смеялась или разговаривала со мной, сердце замирало и брюки становились тесными, когда она поворачивала ко мне лицо или наклоняла голову. В ней было такое природное изящество, а каждый жест, как у пантеры, гибкий, плавный и полный какой-то необычайной цельности и координированности. Никогда не думал, что женщина может быть так совершенна.

До сих пор не могу понять, была ли она красива, у меня нет ни одной её фотографии. Иногда закрываю глаза и представляю её, её смех и улыбку, но не могут описать, какого цвета у неё глаза и какие черты лица. Необыкновенная, не такая, как все, — вот все, что я могу о ней сказать.

Вначале меня тяготило, что у меня с нею была эрекция, а разрядки не было. Я однажды набрался наглости и сказал ей об этом. Она как-то напряглась, глаза стали другие, чужие и холодные, и я перепугался, что она сейчас уйдет и больше никогда не позволит мне приблизиться. Хорошо, сумел вовремя спохватиться и перевести все в шутку. Она сразу расслабилась и тоже засмеялась.

Потом сама заговорила об этом и грустно так сказала, что все понимает, но ведь любовь — это когда взаимно. И все, больше ничего не сказала. И я понял, что она меня никогда не полюбит. То ли я не способен вызвать у неё такую любовь, то ли она так любит мужа, что больше ей никто не нужен, я так и не понял, и до сих пор не пойму.

Она внешне казалась такой простой, приветливой и доброжелательной, а на самом деле, думаю, никто по-настоящему не знал, что у неё в душе.

Иногда она бывала такой грустной, но ничего не говорила. Я терялся в догадках, расспрашивал, может, я чем-то её обидел, но она ничего не объясняла.

Я поначалу думал, что муж её огорчил или дети, а потом понял, что он никогда в жизни её не огорчал. Он пылинки с неё сдувал. Когда он на неё смотрел, он весь преображался. Со мной он говорил как мужчина с мужчиной, а при Лене становился как теленок. Наверно, я тоже со стороны так смотрелся. Не то, что бы он демонстрировал какие-то нежности, обнимал или целовал её при мне, она по-моему, этого на людях не позволяла, но взгляд становился совсем другой, такой нежный, каким смотрят на любимого ребенка.

Она и была и ребенком, и женщиной одновременно. Никогда не думал, что в женщине может быть одновременно такая внутренняя сила и такая беззащитность. Хотелось взять её на руки, баюкать, как ребенка и шептать ей ласковые слова. Меня просто всего затапливала какая-то безграничная нежность к ней. Я думал, что убью любого, кто посмеет её обидеть. Но обидеть её было трудно. При всей её беззащитности она умела постоять за себя с улыбкой на лице. Я ни разу не видел, чтобы она сердилась или повысила голос.

И дети у неё были такие же ласковые, как котята, Машенька и Витек. Мы забирали их из садика, я подолгу сидел у них дома, играл с её детьми. Я их тоже полюбил.

Муж Лены даже привык к моему присутствию. Первое время после того крупного разговора я чувствовал, что он был немного напряжен, когда постоянно заставал меня у них дома, особенно, когда видел, что дети на мне виснут. Но он очень хорошо чувствовал Лену, и по её поведению, конечно, понимал, что между нами ничего нет. Я всего лишь друг, шофер и нянька. Мне позволено обожать Лену и ничего больше. И он успокоился. Мы даже играли с ним в шахматы. Такой вот сложился нелепый треугольник.

Вечером мне не хотелось от них уезжать к себе. После развода с женой мне досталась комната в коммунальной квартире, которую я ненавидел. Но о возвращении к жене я даже и не думал, хотя она больше замуж не выходила, и я знал, что если я захочу вернуться, она не будет возражать. С сыном я виделся, и с женой тоже, но возвращаться не хотел.

Так продолжалось три года, а потом Лена серьезно заболела. У неё раньше была доброкачественная опухоль, которая сильно разрослась, и у неё были сильные боли. Подозревали, что опухоль стала злокачественной. Она очень мучилась, лежала в нашем онкоцентре, её хотели оперировать, но муж увез её в Америку на операцию и лечение. Больше они оттуда не вернулись. От матери Лены я узнал, что она так полностью и не поправилась, все время лежит в больницах и санаториях, а муж потратил на её лечение большие деньги, залез в долги, но ещё надеется, что удастся её вылечить.

С тех пор моя жизнь стала серой и бессмысленной. Первое время я ещё надеялся, что она поправится и вернется. Я, как дурак, мечтал, что буду за ней преданно ухаживать, даже если она будет тяжелобольной и прикованной к постели. Но у меня нет таких денег, как у её мужа, чтобы вылечить её.

Я собрал денег, чтобы поехать в Америку и увидеть её, написал ей об этом, но она прислала письмо, чтобы я не приезжал. Она ничего не объясняла в письме, а я подумал, что Лена не хочет, чтобы я видел её больной и беспомощной.

Но мне это было неважно, мне она была нужна любая. Но поехать я не посмел. Правильно говорил её муж, она умеет заставить мужчину делать то, что она хочет, даже в письме. Я никогда не смел ей навязываться, хотя мне и тяжко было без нее.

Все это время, пока она была там, я жил, как во сне. Ходил, как автомат на работу, что-то ел, что-то говорил, а в душе была такая пустота. Думал, зачем я живу. Была одна надежда, что Лена вернется, любая, пусть даже инвалидом, и я опять буду рядом с ней.

Когда узнал, что надежды нет, и она не вернется, во мне все помертвело. Понял, что никогда не увижу её, не посмею даже поехать к ней против её воли, и жить дальше не стоит. Я ночью выл в буквальном смысле, грыз подушку. Плакать я не умею, даже в детстве не плакал, когда ребята били, сам учился за себя постоять. А тут такая тоска навалилась, такая безысходность, что правда выл ночами. Соседка по квартире даже ночью в стену стучала. Думал, с ума схожу.

Помню, как я готовился к самоубийству. Я давно уже об этом думал, но раньше была надежда. Обдумывал, каким образом покончить с собой. Не хотел, чтобы это выглядело, как в дешевой мелодраме — здоровый 38-летний мужик руки на себя наложил от несчастной любви. Не хотел выглядеть смешным. Решил все обставить так, чтобы выглядело, как несчастный случай. Сам испортил в машине тормоза, разогнался на шоссе и врезался в столб. Но и тут мне не повезло, столб задел по касательной и свалился в кювет. Несколько раз перевернулся, но, как видите, остался жив, хоть и переломался.

Не знаю, что буду дальше делать. Больше, конечно, с собой кончать не буду, второй раз никто не поверит, что это несчастный случай. Не хочу, чтобы надо мной смеялись, а в сына пальцем тыкали, что его отец «свихнулся» от любви и сам себя убил. Я сам рос без отца, знаю, что это такое, когда над тобой ребята смеются, а защитить тебя некому.

Наверно, вернусь к жене и сыну, больше не к кому, и буду доживать свой век, зализывая свои раны. Кому я теперь такой калека нужен. Еще неизвестно, буду ли ходить. Жена навещает, хочет, чтобы я вернулся. Но не хочется быть ей обузой — когда был здоров, от неё ушел, а когда стал инвалидом, опять приполз, чтобы она за мной ухаживала. Но если вернусь к жене, конечно, сидеть у неё на шее не буду, возьму работу на дом, буду зарабатывать.

Не привык я жаловаться, вы первый человек, которому я все рассказываю. Но если бы вы только знали, как мне тяжко. Как будто внутри сидит хищный зверь, который раздирает меня, уже вся душа превратилась в кровавую рану. Не знаю сам, на счастье такая любовь или на горе. У меня было три года счастья, пока Лена была здесь, и я мог быть рядом с нею, а теперь осталась целая жизнь беспросветного горя.

Наверное, за все в жизни надо платить. Вот я и расплачиваюсь, только не знаю за что, я ведь перед богом ни в чем не провинился. Перед женой и сыном виноват, но они меня уже простили. Жене, конечно, горько, но она, слава богу, не все знает. Я ей говорил, что много пил, я действительно частенько выпивал, она думает, что в этом все дело. Я, конечно, никогда ей всего не расскажу, я и так виноват и постараюсь загладить свою вину перед семьей. Жена хочет ещё ребенка, я тоже хочу. Может, это поможет мне оправиться морально. Сейчас главное — поправиться физически.

Я думаю, что больше мне никогда уже не доведется увидеть Лену. Может, оно и к лучшему. Доживу как-нибудь свой век. Это я так сам себя уговариваю. И знаю, что сам себе вру.

В глубине души все равно таится отчаянная надежда, что она поправится и вернется, и даже если не поправится, все равно вернется, и я её увижу. Хотя для меня это будет полный крах. Еще одного такого потрясения я уже не переживу.

Я никогда не считал себя «слабаком», и никто так про меня никогда не думал, но когда дело касается Лены, моя воля как будто парализована. Я готов на все, лишь бы она была рядом. А сам понимаю, что этого никогда уже не будет, а для меня и моей семьи так будет лучше.

Наверное, смогу когда-нибудь от этого наваждения излечиться. Если уж бог меня спас, значит, я должен жить. Я в бога не верю, но иногда задумываюсь, что на свете должна быть какая-то справедливость. С одной стороны хочется выть и биться головой о стену, а с другой, — думаю, что мне все это досталось за то, что был счастлив эти три года рядом с нею. Ведь по сути украл эти годы у своей семьи. Наверное, поэтому должен сейчас расплачиваться».

Вот такая трагическая история любви. Пациент поправился, больше не пытался покончить с собой, вернулся в семью. Внешне живет как все остальные люди, работает, родилось двое близнецов. С женой отношения ровные.

Многим мужчинам нравятся беспомощные, хрупкие женщины. Такая беззащитная женщина способна пробудить в мужчине сильное чувство, желание укрыть её, защитить от неведомых опасностей. В этом чувстве может быть и доброта, и гордость, и искреннее стремление показать свою силу.

Долгая супружеская жизнь некоторых пар или длительная связь с постоянной любовницей (любовником), когда окружающим непонятно, что их так долго удерживает вместе, — нередко объясняется их интенсивным сексуальным влечением.

Бывает, что мужчина и женщина совершенно разные по характеру, по уровню образования и своему интеллектуальному и социальному статусу, но тем не менее, они многие годы вместе.

Бывает даже так, что они в повседневной жизни живут «как кошка с собакой», днем ссорятся, а ночью мирятся. В старых пословицах — «Ночная кукушка дневную всегда перекукует» и — «Муж и жена — одна сатана» — есть немалая доля истины.

Или партнерша внешне ничем особенным среди других женщин не выделяется — и не очень красива, и не очень умна, но партнер её любит «безумно» и никаких недостатков не замечает.

Темперамент и «сексапильность» партнерши позволяет мужчине длительное время испытывать к ней сильное влечение, и это её главное достоинство, по сравнению с которым все остальные её недостатки не имеют для него никакого значения. А если и имеют, то они расцениваются как второстепенные.

Есть немало таких браков, когда красавец-мужчина женат или имеет длительную связь с женщиной старше себя или внешне совершенно обычной или даже некрасивой, на которую на улице не обернется ни один мужчина, а он счастлив, и этот союз может длиться годами и десятилетиями.

Клинический пример

Мне однажды довелось слышать, с какой страстью говорил о своей любовнице один симпатичный мужчина — у него даже лицо преображалось и глаза загорались, когда он рассказывал, как он её безумно любит и жить без неё не может.

А любовница — невысокая некрасивая женщина, к тому же кривоногая и с волосатыми ногами, безвкусно одетая и внешне никакой женской привлекательностью не обладает. Я нисколько не преувеличиваю, это действительно так, я сама видела эту женщину. Большинство мужчин и не посмотрели бы в её сторону.

А эта женщина внушила страсть не только своему любовнику, у неё был ещё и муж, который тоже её очень любил и все прощал, зная о любовнике. Муж с любовником даже не раз вели «мужские разговоры», кому она достанется, — без рукоприкладства, но на повышенных тонах. Но она предпочитала сохранить обоих.

Но при всей её внешней непривлекательности, в ней был некий шарм, «изюминка», загадочность. Она была очень остроумна, с тонким аналитическим складом ума, прекрасно понимала все слабости мужчин и умела играть на их слабостях. Из любого явления она умела выхватить самую суть и очень остроумно комментировала любое событие.

Когда приятельницы с завистью спрашивали её, как ей удается так очаровать мужчин (до этого у неё тоже было немало любовников, тоже влюбленных в нее), она лишь загадочно улыбалась или говорила, что интеллект у женщины должен быть «не в голове, а гораздо ниже», — это её дословное выражение.

Иногда она совершенно преображалась, она говорила с большим эмоциональным подъемом и тогда становилась очень привлекательной. И было понятно, что она намеренно выбрала себе такой имидж, а её нарочитое пренебрежение своей внешностью было своеобразной бравадой, вызовом, дескать, внешность — не самое главное, любите меня такой, какая я есть.

Сильное чувство женщина может испытывать даже к тому, кого, по её нравственным понятиям, не имеет права любить, но она не в силах побороть свое чувство, даже если очень старается. Вот такую историю своей нелегкой любви рассказала мне одна из моих пациенток.

Клинический пример.

Настя Н. 23 года. Замужем. Детей нет. Студентка.

Вышла замуж в 20 лет за своего сокурсника Бориса, половую жизнь начала с ним же в 17 лет. До свадьбы сексуальные контакты были сравнительно редкими, так как оба жили с родителями. Иногда убегали с лекций и ехали домой или к Насте, или к Борису, когда дома никого не было.

Борис жил с матерью, его родители были в разводе. Настя жила в одной комнате с младшей сестрой, которая могла неожиданно прийти из школы или с прогулки, поэтому чаще ехали к Борису, у которого была своя комната. Но и у себя дома он нервничал, так как у его матери был свободный график работы, и она могла неожиданно прийти. Матери Борис побаивался и называл «маман».

Половой акт, как и у многих молодых людей, проходил второпях, они почти не раздевались и напряженно прислушивались к любому звуку. Если они слышали, что кабина лифта остановилась на их площадке, они быстро приводили в порядок одежду и буквально отскакивали друг от друга. Борис жаловался, что из-за этого он скоро станет импотентом.

Но, говоря о том, что «станет импотентом», Борис явно переоценивал себя, поскольку его сексуальные способности и так были весьма невелики — несколько торопливых фрикций, и у него наступало семяизвержение. А если им приходилось прерывать свои сексуальные занятия из-за шума лифта, то в следующий раз эякуляция у Бориса могла наступить даже до введения полового члена во влагалище или эрекция не наступала вовсе.

Однажды после такого прерванного полового сношения Борис эякулировал на Настины джинсы, и когда она увидела мазок спермы на своей одежде, её непроизвольно передернуло от отвращения. Естественно, с таким сексуальным партнером и в таких условиях никакого сексуального удовлетворения Настя не испытывала.

Но Борис ей нравился, Настя считала, что она влюблена в него, он был её первым мужчиной, и ей не с кем было сравнивать своего малопотентного любовника. И когда он однажды сказал, что ему надоело так бояться и прятаться от матери, поэтому им надо пожениться, Настя без раздумий согласилась.

Перед свадьбой он решил познакомить невесту со своим отцом. Его отец занимал крупный пост в каком-то внешнеторговом учреждении, после развода с матерью Бориса был ещё раз женат, снова развелся и потом жил один, меняя любовниц.

Когда Борис привел Настю к отцу, тот демонстративно воздел руки и обошел вокруг Насти, прищелкивая языком, выражая таким образом свое восхищение, а потом сказал, смеясь: «Ну и повезло же моему обалдую, глядите-ка, какую красотку оторвал! Эх, где вы мои двадцать лет или хотя бы тридцать пять, уж я бы поборолся и отбил эту куколку, а ты её недостоин». Настя расценила это как шутку, и они прекрасно провели время.

Отец Бориса ей сразу понравился, он был весьма импозантным мужчиной, высоким, подтянутым, с густой волнистой шевелюрой и седыми висками, красивым прямым носом и проницательными глазами, чуть насмешливым выражением лица. Он был остроумным и ироничным собеседником, от него веяло силой и уверенностью, и на его фоне его узкогрудый, тщедушный и неуверенный в себе сын явно проигрывал.

На прощание отец Бориса как бы в шутку сказал: «Борис, это дорогая женщина, тебе не по силам содержать такую. У красивой женщины должна быть красивая оправа. Придется мне взять на себя заботу о её достойном содержании».

Настя действительно очень привлекательна — у неё очень необычное сочетание — она натуральная блондинка с длинными волосами почти до пояса и удивительно темными карими глазами. У неё очень подвижное и выразительное лицо, Настя из тех женщин, о которых говорят, что она «очаровательна».

Настя отнеслась к словам отца Бориса, как к шутке, но он исполнил свое обещание. Он часто бывал заграницей и привозил Насте дорогие туалеты. У него был безупречный вкус, и он быстро заставил Настю изменить свой стиль. Она избавилась от джинсов, курток, джемперов и футболок, в которых ходила, как и все её сокурсницы, и стала носить носила элегантные костюмы или блузки с мини-юбками. Свекор привозил ей абсолютно все, начиная от дорогих вечерних туалетов и туфель и до белья.

У Насти великолепная фигура, и когда свекор дарил ей новые платья и костюмы, он просил её тут же примерить и пройтись перед ним походкой манекенщицы. Он ни разу не ошибся в размере её одежды. Он даже не ошибся в размере её бюстгальтера, и привозил ей очень красивое и дорогое белье. Передавая ей красивые коробки с бельем, он мечтательно говорил: «Как жаль, что я не смогу всего этого увидеть на тебе».

Они постоянно играли в эту эротическую игру, которая возбуждала их обоих. Настя прекрасно сознавала, что все, что делает для неё свекор, это неспроста, она ему очень нравится, и однажды призналась своей матери, что не за того вышла замуж. Мать от её слов пришла в ужас, замахала на неё руками и сказала, чтобы Настя даже не смела думать о таком «бесстыдстве» — выйти замуж за сына и «крутить шашни» с его отцом. Она требовала, чтобы дочь выбросила «все тряпки», которые дарил ей свекор, и прекратила с ним все отношения, иначе это «не доведет до добра».

Но Настя уже давно поняла, что мужа она не любит, он был избалованным, инфантильным «маменькиным сынком», ему явно рано было жениться, он так и не стал ни мужем, о котором мечтала Настя, ни нормальным сексуальным партнером.

Хотя теперь они имели возможность жить половой жизнью вполне легально, и у них была своя комната в квартире матери Бориса, но их интимная жизнь не изменилась к лучшему. По-прежнему у Бориса после нескольких фрикций наступало семяизвержение, а когда он пытался неумело ласкать Настю, она с трудом терпела его ласки.

Они довольно часто бывали в гостях у отца Бориса, и когда однажды к нему неожиданно пришла его очередная любовница, Настя испытала такую ревность, что даже не смогла ответить на её приветствие, отвернулась и быстро ушла на кухню.

Свекор, конечно, заметил Настину реакцию и прошел за ней на кухню. Она стояла у окна, с трудом сдерживая слезы, а он ласково приподнял её за подбородок и сказал: «Что, малышка, больно тебе? А мне, думаешь, не больно, когда я думаю, что этот обалдуй шарит своими тощими руками по твоему телу?!» Настя с трудом взяла себя в руки и вышла к гостье, но весь вечер была задумчивой и грустной.

После этого случая она категорически отказывалась пойти с мужем к его отцу. Свекор тоже ей не звонил. Она рассказывала, что это был самый тяжелый период в её жизни. Она прекрасно понимала, что их обоих тянет друг к другу, но все же для неё существовала какая-то психологическая преграда, и она не могла её преодолеть.

Родители воспитывали её довольно строго, отношения между её родителями были очень теплыми, и это было для Насти эталоном взаимоотношений. Она знала, что её родители никогда не изменяли друг другу, и мать всегда внушала ей понятия о нравственности. А в её отношениях со свекром шла речь не просто о возможной измене, Настя расценивала это почти как кровосмешение и считала недопустимым.

Но на душе у неё было очень тяжело, она тосковала о свекре, вспоминала его взгляд, его улыбку, каждый его жест, и он казался ей необычайно привлекательным. Она страдала и от того, что он не звонил, хотя раньше звонил очень часто, даже просто поинтересоваться, как дела, как её настроение и успехи в учебе.

Она старалась быть более внимательной и ласковой с мужем, даже жалела его, но понимала, что он слабый и неуверенный в себе человек, который сам ещё нуждается в поддержке. Но Настя понимала, что не любит его, не испытывает к нему сексуального влечения, а от легкого прикосновения свекра или даже его многозначительного взгляда её всю бросало в жар.

И когда её муж сказал, что он был у отца и тот пригласил их отдохнуть летом у него на даче, Настя сразу согласилась. Она уже так измучилась бороться с собой, что махнула на все рукой и решила для себя: «Будь что будет, от судьбы не уйдешь».

Все это время он Насте не звонил. Она мучилась сомнениями и терялась в догадках, почему он не звонит, раз сам пригласил на дачу их обоих, а потом решила, что он уже разлюбил её и его приглашение — чисто по-родственному, чтобы показать ей, что все в прошлом. Она решила идти до конца, надеясь, что увидев свекра равнодушным, сама излечится от своей любви. Они с Борисом успешно сдали экзаменационную сессию, Борис взял машину отца, и они поехали к нему на дачу.

Когда они подъехали, отец Бориса стоял у калитки и ждал их. Пока Борис переносил их вещи в дом, Настя подошла к свекру. Ей не понадобилось никаких слов, чтобы понять, что ничего не прошло. Они даже не сказали друг другу ни единого слова, стояли и смотрели друг другу в глаза. Потом он молча повернулся и пошел в дом. «Все, я пропала», — сказала себе Настя и пошла за ним.

Весь вечер Настя была неестественно оживленной, смеялась, хлопотала и готовила ужин, боясь снова встретиться взглядом со свекром. Потом они сидели при свечах, глядя друг на друга и пили шампанское.

Муж Насти быстро опьянел и стал болтливым и навязчивым. Он ничего не замечал и пытался заплетающимся языком рассказать какую-то длинную историю, но они его не слушали. Потом свекор подняла бокал и произнес тост: «За нас!» «За нас!», — эхом откликнулась Настя. Борис наконец умолк и уснул, уронив голову на стол.

Настя со свекром вышли в сад. Он сорвал розу с куста и вдел её в кармашек её блузки. Неожиданно для себя самой Настя взяла его руку и поцеловала. Он погладил её по щеке и сказал: «Никогда не делай этого, малышка. Руки целуют только женщинам».

Настя расплакалась, а он удивился, почему она плачет. «От счастья, — ответила Настя, — я думала, что ты меня разлюбил». «Очень хотел и очень старался, но не смог, — грустно сказал свекор, — и зачем только ты на мою старую голову свалилась, сам не знаю. Влюбился, как мальчишка».

Они вернулись в дом грустные. Настя, увидев пьяного спящего мужа, разрыдалась в голос. Чем больше её свекор утешал, тем сильнее она рыдала, и у неё началась истерика. Ее всю трясло, она икала, а зубы стучали по стакану, когда она пыталась выпить воды.

Немного успокоившись, она сказала: «И зачем только я вышла замуж за это ничтожество?! Сама дура, сама и буду расплачиваться».

Вдвоем со свекром они перенесли спящего Бориса в их комнату и Настя твердой рукой закрыла за свекром дверь.

Ночью она лежала рядом с храпящим мужем и думала, что же ей теперь делать. Она говорила себе, что было бы даже лучше, если бы приехав, она обнаружила на даче любовницу свекра и поняла, что она ему уже безразлична. Она бы переживала, но излечилась от своей любви. А она увидела, что он тоже страдает и тоже колеблется, борясь со своим влечением. Ему тоже непросто перешагнуть через нравственный барьер и сделать жену сына своей любовницей.

И Настя решила утром уехать. Едва рассвело, она тихо встала, выложила из сумки вещи мужа, оставив только свои, и вышла из дома.

На скамейке у крыльца сидел её свекор. Он был в той же одежде, что и накануне, и Настя поняла, что он даже не ложился, а просидел на улице всю ночь. У неё подогнулись ноги и она села на крыльцо. Они сидели и молчали, свекор курил одну сигарету за другой. Когда Настя потянулась за сигаретой, он удержал её руку и тихо сказал: «Не уезжай, Настя. Не бойся, я ничего не сделаю такого, о чем мы с тобой оба пожалеем. Я хоть и старый, но ещё не выжил из ума».

И Настя осталась. Она старалась не оставаться наедине со свекром, все время что-то делала то в саду, то в доме, а бессонными ночами лежала и плакала. Свекор тоже выглядел подавленным, под глазами залегли тени, он много курил.

Как-то за ужином он объявил им, что поедет в Москву за продуктами, но муж Насти вызвался поехать вместо него, так как у него были дела в городе, и ему надо было там задержаться на несколько дней. У Насти забилось сердце, и она украдкой посмотрела на свекра, боясь, что он откажется от предложения Бориса. Он перехватил её взгляд и впервые за все это время улыбнулся.

Когда утром Борис уехал, Настя перестала сдерживать себя. Она обнимала свекра и целовала, то смеялась, то плакала. Весь день и весь вечер они не переставали ласкать друг друга, но свекор был очень деликатен и не форсировал их отношений.

Но поздно вечером Настя распалилась так , что сама начала торопливо сбрасывать с себя одежду и расстегивать его рубашку, отрывая пуговицы. Он смеялся и пытался от неё увернуться, говоря, что он уже старый и «потасканный», и ему не совладать с такой молодой «тигрицей» и «женщиной-вамп».

Но на его сексуальных способностях его возраст совершенно не отразился, и когда Настя впервые в жизни испытала оргазм, она кричала так, что было слышно и соседям. «И это называется старый и потасканный, — смеялась Настя, — отчего же ты не научил всему своего сына, молодого и «непотасканного?» «А это или есть, или нет, этому не научишь», — отвечал он ей.

Все три дня они провели в постели. Настя уже не думала, что будет дальше и как они будут жить. Но в день приезда Бориса свекор спросил её, что она намерена делать, расскажет ли Борису или они будут «тайными любовниками». Но Настя решила ничего не загадывать, как будет, так и будет.

Борис приехал вместе с их общими друзьями, которые учились на том же курсе, супружеской парой, и разговор отпал сам собой.

Друзья прожили у них две недели, а перед отъездом подруга отозвала Настю в саду и прямо спросила: «Ты что, подруга, спишь со своим свекром?» , и Настя ответила утвердительно. Та покачала головой, а потом сказала: «Когда тебе надоест, дай знать, я следующая на очереди».

Они прожили на даче все лето. Когда отпуск у свекра закончился, он каждый день ездил на работу, а вечером возвращался. Они пользовались каждой возможностью, отсылали Бориса с разными поручениями, чтобы остаться наедине. Несколько раз Настя ездила днем в Москву, и они встречались на квартире свекра. С Борисом интимных отношений у Насти не было, она уклонялась от близости под разными предлогами, а он не настаивал.

В конце августа Настя поняла, что беременна. Она тут же рассказала об этом свекру. Он обрадовался и сказал, что все разрешилось само собой. Он хочет ребенка, но хочет, чтобы он считался его ребенком, а не внуком, поэтому Насте надо развестись, и они поженятся, чтобы ребенок родился в «законном браке». Настя запрыгала от радости, ей уже давно надоело прятаться от Бориса и изыскивать время для свиданий.

Они без промедлений рассказали обо всем Борису. Тот вначале ничего не понял, переводя недоуменный взгляд с жены на отца, несколько раз переспрашивал и никак не мог поверить. Потом с криком: «Ах ты, старый козел, развратник!», он налетел на отца и сбил его с ног. Настя бросилась их разнимать, но разъяренный муж резко оттолкнул её. Настя отлетела к стене, ударилась головой об угол шкафа и потеряла сознание. Они оба опомнились, погрузили Настю в машину и привезли в Москву.

Настю положили в НИИ им. Склифосовского. У неё была внутричерепная гематома, и она была в тяжелом состоянии. Перевести её в нейрохирургический стационар было невозможно, она была нетранспортабельна. Ей сделали операцию. Все осложнялось тем, что она была беременна. Через несколько месяцев она немного оправилась, но была ещё слаба, у неё были сильные головные боли. Но даже с обритой головой она была очень красива.

Ее навещали оба, и Борис, и его отец. Оба стояли рядом, бледные и напряженные, когда Настю оперировали. Вопрос о том, что Настя останется с отцом Бориса, был между ними уже решен. Когда Настя пришла в себя, она хотела видеть только свекра. На Бориса она не сердилась и категорически отказалась от возбуждения уголовного дела. Беременность ей сохранили. Из больницы её забрал свекор.

Сексапильность не имеет никакого отношения к доступности женщины. Это два совершенно разных качества. Доступные женщины могут быть и не сексапильными. Некоторые из них просто сексуальны или даже гиперсексуальны (от слова «hyper» — чрезмерный, «sexus» — пол). У сексуальных женщин их собственная потребность в сексе высока, а у гиперсексуальных — чрезмерна.

Сексуальные и гиперсексуальные женщины тоже привлекательны для мужчин, поскольку секс — это взаимодействие двух людей. Если женщина не сексуальна, то она убивает сексуальность мужчины, и со временем он может к ней охладеть, даже если она умна и красива.

У мужчин на первом месте стоит сексуальное влечение к женщине, а уже на втором — духовность. А у женщин наоборот — на первом месте чувства, любовь, а из них уже вытекает сексуальное влечение к мужчине.

Мужчина может испытывать сильное влечение к сексуальной женщине, даже если она не очень красива и совсем не умна, даже если у неё несносный и капризный характер, даже если она ему изменяет. А к другой женщине, у которой есть масса достоинств — и ум, и интеллект, и эрудиция, и воспитание, и красота, но она холодна, — он таких чувств не испытывает

Но способность вызывать влечение у мужчин может не иметь никакого отношения к сексуальности самой женщины. Всеми признанные секс-символы, которые будоражат воображение миллионов мужчин, сами могут быть совершенно несексуальными.

Например, Мерилин Монро, всеми признанный секс-символ, которую считали богиней любви, была одинока и несчастна, и в конечном счете погибла от того, что была лишена любви. Ее многочисленные любовники и мужья не дали ей самого главного, в чем так нуждается женщина, чтобы ощущать себя счастливой. Она создавала вокруг себя атмосферу, насыщенную сексом, но сама была сексуально пассивна и получала огромное удовлетворение не столько от самого секса, сколько от восхищения мужчин красотой её тела. Фред Гайлз писал, что она была «слишком поглощена собой большую часть своей жизни, чтобы адекватно реагировать на все, что касалось мужчин, включая даже и секс». Ее биограф Норман Мейлер писал: «С Мерилин было приятно провести время в постели, но она любила получать, а не изобретать что-то новое». «Ничего не делай, только держи меня крепче», — говорила она своим партнерам, забираясь обнаженной в постель. Она говорила о мужчинах: «Их переполняла уверенность в своих силах, а у меня её совсем не было. Они помогали мне почувствовать себя лучше и уверенней».

Сексапильная женщина может и не быть секс-бомбой или секс-символом, совсем не обязательно, что у неё великолепные внешние данные и «крутые» формы. Лицо и фигура сексапильной женщины могут быть совершенно обычными. Но при этом она необычайно женственна и обаятельна, и ни один мужчина не может остаться равнодушным рядом с такой женщиной. От неё исходят какие-то флюиды, биотоки, которые мужчины чувствуют подсознательно, и сами не могут объяснить, что их так привлекает в этой женщине.

Даже если у мужчины нет никаких шансов понравиться такой женщине и стать её любовником, в её присутствии многие теряют голову, и по выражению известного актера Валерия Золотухина, «начинают кобелировать», стараясь всеми средствами привлечь её внимание. Таким необычайным магнетизмом обладают немногие женщины.

А у сексуальных и гиперсексуальных женщин, имеющих многочисленных поклонников, которых они вначале привлекают, как огонь мотыльков, личная жизнь может складываться неудачно. У них много любовников, и они их часто меняют, в них поначалу влюбляются, но удержать они никого не могут.

Например, всеми признанные секс-символы Шарон Стоун и Мадонна и многие другие, по сути одинокие женщины. Их скандальные любовные романы, череда мужчин, проходящих через их жизнь, ничего после себя не оставляют.

К определенному типу мужчин многие женщины питают слабость. Как в женщине очень важно её женское начало, когда говорят, что это Женщина с большой буквы, так и в мужчине важно его мужское начало. Это не имеет никакого отношения к подчеркнутости мужских достоинств, нарочито «мужскому» типу поведения, грубости, стремлению идти напролом, не имеет отношения и к внешности мужчины.

Это не наигранная, напускная роль «настоящего мужчины» и «крутого парня», а то, что идет изнутри, из самой сущности мужчины, признак пола, признак мужественности. При этом «косая сажень» в плечах и крутые бицепсы не имеют никакого значения.

Это цельность мужчины как личности, тот тип мужчин, о которых говорят, что это «настоящий мужчина». Она проявляется в его необычайной внутренней силе, которая является стержнем его личности, и женщины говорят, что такой мужчина как стена, на которую всегда можно опереться, который всегда защитит и укроет. Выражается она и в его непоколебимой уверенности в себе, в своем праве поступать именно таким образом, не имеющей ничего общего с самоуверенностью, высокомерием, упрямством, бравадой или позерством. Его уверенность сквозит в каждом его жесте и поведении. Это особый взгляд, которым мужчина смотрит на женщину, обволакивая её и притягивая к себе, не сомневаясь, что имеет на это право, и женщина «тает» под его взглядом. Это особая улыбка, которой он улыбается женщине, не всем сразу, а именно этой, единственной женщине, по крайней мере, он умеет внушить ей, что она предназначена лишь ей одной. Это особые жесты, одновременно и нежные, и властные, которыми он касается женщины, и ей сразу хочется ему покориться.

Все это и есть сексапильность мужчины, которая делает его необычайно притягательным для женщины, и любая женщина рядом с ним ощущает себя слабой, беспомощной и безоговорочно подчиняется ему, ничуть не тяготясь его лидерством. Настоящий мужчина, оставаясь сильным, никогда не подавляет женщину и снисходителен к её слабостям, давая ей возможность быть хрупкой, женственной и беззащитной. И это нормальное распределение половых ролей — сильный мужчина рядом с женственной женщиной.

Одна из женщин говорила: «Как я люблю таких мужчин, которые только посмотрят на тебя, и ты уже знаешь, что готова ради него на все, ты бросишь все и побежишь за ним, как привязанная, ничего не соображая, и хочется кричать: «Да, да, я твоя, твоя!»

Клинический пример.

половое влечение, сексуальное влечениеОдна моя пациентка рассказывала: «Мы были знакомы всего несколько минут, но когда он пригласил меня на танец и положил мне руку на плечо жестом обладателя, я потеряла голову в ту же минуту. Я поняла, что принадлежу ему навеки и вся без остатка. Этот жест был и ласковым, и собственническим одновременно, как будто он имел на него право и нисколько не сомневался, что имеет на это право и даже не спрашивал моего согласия, как будто все так и должно было быть.

Рядом за столом сидел мой муж, а я думала, что я пропала. Я влюбилась окончательно и бесповоротно, хотя мы не сказали друг другу ни слова. И не требовалось никаких слов, как будто наши тела вели безмолвный диалог.

Я поняла, что мне ничто не страшно, и меня ничто не остановит. Во мне все пело от счастья и даже ноги подкашивались.

Невозможно словами объяснить это состояние, я как будто перестала себе принадлежать, мне хотелось покоряться ему, подчиняться любой его прихоти. Я была вся в его власти, он мог делать со мной, все, что хотел, и даже если бы он захотел меня убить, я бы и пальцем не пошевелила.

Я сразу поняла, что буду принадлежать ему целиком и побегу за ним на край света, если он меня пальцем поманит. Ни о гордости, ни о приличиях я даже не задумывалась. Так и получилось.

Не знаю, что со мной произошло, он как будто околдовал меня. Я и в молодости не была влюбчивой, и мужу раньше никогда не изменяла, и жили мы с мужем неплохо. А тут как в омут бросилась с головой, и про детей, и про мужа забыла. Я бросила семью, растеряла друзей, никто меня не понимал и все осуждали.

Я страдала и мучилась, но это были самые счастливые годы в моей жизни. Мне многое пришлось пережить, но я благодарна и ему, и судьбе, что мне довелось все это пережить, и любовь, и горе.

Два года я жила, как в бреду, а потом он бросил меня и уехал, и моя жизнь кончилась. Я вернулась к мужу и детям, муж меня простил, но я хожу, как автомат, в моей душе нет даже горя, а лишь выжженная пустыня, все выгорело, нет ни любви, ни слез.

Я уже не люблю его, а может быть, люблю, я не знаю. Жизнь потеряла для меня весь смысл. Если бы не дети, я бы давно уже руки на себя наложила. А так я чувствую себя виноватой перед ними и стараюсь вернуть свои долги. Когда я уже буду не нужна детям, я больше жить не буду. Но если бы он вернулся и позвал меня, я бы опять потеряла голову и побежала за ним, забыв обо всем».

Почему так происходит с человеком, когда вспыхивает такая страсть, почему только один-единственный человек способен внушить такое великое чувство , — никто не даст на это ответа.

Клинический пример

Ольга Н. 38 лет.

Влюбилась во Влада, когда ей было 16 лет. Они жили в одном доме, он был старше её на 4 года, учился в институте, Оля была ещё школьницей. Но Влад не обращал на неё внимания, встречая во дворе, здоровался и проходил мимо.

Чтобы узнать о нем побольше, Оля подружилась с его младшей сестрой, расспрашивала её о брате, что он любит, есть ли у него девушка. Бывая у них дома, заходила в его комнату, рассматривала его вещи, книги, пластинки и аудиокассеты. Она читала те же книги, полюбила ту же музыку, которую он любил. Но увидеть его дома ей удавалось редко, так как он приходил поздно, а иногда не приходил ночевать.

Он относился к ней как подружке своей сестренки, добродушно-снисходительно. Оля даже его сестре не говорила, что влюблена во Влада, но та сама вскоре поняла, что Олю интересует не она, а её брат. Вечерами Оля допоздна сидела на скамейке перед его подъездом, поджидая его, он возвращался поздно, кивал ей, говорил несколько слов и входил в свой подъезд. Конечно, он догадывался о её чувствах, но считал, что это детская влюбленность школьницы.

Окончив школу, она поступила в тот же институт, в котором учился Влад, чтобы быть поближе к нему. Утром она вставала пораньше и пряталась в своем подъезде, а когда он выходил, выбегала тоже, пытаясь сделать вид, что это получилось случайно. Влад шутливо говорил ей комплименты, как она выросла и похорошела, но у него была девушка, с которой он постоянно встречался, а к Оле он по-прежнему относился немного снисходительно, как к подруге своей младшей сестры.

Оля караулила его и в институте возле аудитории, где были лекции его курса, и после занятий, но чаще всего видела его с девушкой и молча страдала.

Оля была очень симпатичной, многие сокурсники пытались за ней ухаживать, но ей никто не нравился, кроме Влада. Всех сокурсников она считала мальчишками, вчерашними школьниками, а Влад казался ей настоящим мужчиной.

Со своей девушкой он вскоре расстался, у него было ещё несколько подруг, но Оле по-прежнему не удавалось привлечь к себе его внимания.

Через год он закончил институт и получил распределение в другой город. Перед отъездом он устроил дома прощальную вечеринку, и его сестра пригласила Олю. Она весь вечер не отходила от Влада, это был самый грустный день в её жизни. Раньше она надеялась, что он рано или поздно обратит на неё внимание, а теперь они расставались, и у неё не оставалось никакой надежды.

На прощальной вечеринке Оля немного выпила, и это придало ей смелости. Она сказала Владу, что давно любит его и готова бросить все и поехать за ним в другой город, если только он позволит. Но он не принял её слова всерьез, отшутился, а Оля расплакалась. Влад её утешал, говоря, что она просто ещё не выросла из «школьного передника», а платоническая влюбленность к старшему брату подруги — типичное явление, он скоро уедет, и она его забудет. Но Оля не могла успокоиться и твердила, что никогда его не забудет, будет любить только его, даже на расстоянии. Он предложил проводить её домой, родители Оли были в это время на даче, и она уговорила Влада зайти к ней домой.

До этого Оля была девственницей, и потом сама себе удивлялась, как ей удалось быть такой настойчивой и добиться близости. Позже Влад просил у неё прощения, что не сдержался, так как он и не предполагал, что Оля девственница, но она была счастлива.

До его отъезда они встречались несколько раз, но Оля понимала, что он её не любит, а просто не хочет выглядеть подлецом. Он ей ничего не обещал и честно сказал, что он в неё не влюблен, поэтому они больше не были близки, хотя Оля настаивала и говорила, что мечтает, чтобы у неё был ребенок от него. «У меня такое ощущение, что это кровосмешение, — говорил он ей, — настолько я привык тебя считать почти младшей сестрой, что не могу избавиться от этого ощущения».

На прощание, когда она плакала в аэропорту, провожая его, Влад ещё раз сказал, что было бы лучше, если бы она забыла его, так как он никогда её не полюбит.

После его отъезда Оля пыталась покончить с собой, приняв снотворное, но родители отвезли её в больницу, и все обошлось.

Оля ходила подавленная, Влад не писал ей и не звонил. Олина мать очень переживала за дочь, часто говорила ей, что не стоит так убиваться из-за неразделенной любви, советовала отвечать на ухаживания других мужчин или выйти замуж.

Через год Оля узнала, что Влад женился. Когда ей сказала об этом его сестра, Оля потеряла сознание. Все знали о её отношении к Владу и все ей сочувствовали, но ничем помочь не могли. Через несколько дней Оля сказала матери, что выйдет замуж за кого угодно. Родители подыскали ей подходящего мужа — из хорошей семьи, материально обеспеченного. Оле было все равно, а новоиспеченный жених давно был к ней неравнодушен, и через полгода они поженились.

Ни семейная, ни сексуальная жизнь с мужем у Оли не сложилась. Ласки мужа вызывали у неё отвращение. Она вздрагивала даже когда он к ней прикасался, избегала интимной близости под любым предлогом. Но если он настаивал, она была вынуждена уступать ему, а потом всю ночь плакала.

Однажды во время интимной близости с мужем у неё нечаянно вырвалось имя «Влад». Муж ничего не знал о её любви и решил, что у неё есть любовник. Он устроил ей сцену, и Оля ему все рассказала. После этого они расстались. Через полгода у Оли родился сын от мужа, и она назвала Владом.

Больше она замуж не выходила. Закончила институт, работала, смирилась со своей судьбой. Через пять лет приехал Влад на юбилей отца. Оля узнала о его приезде от его сестры, которая по-прежнему оставалась её подругой. Все время до его приезда она была радостно возбуждена, купила себе много новых нарядов, сделала новую прическу и выглядела замечательно.

Вместе с его сестрой она встречала Влада в аэропорту. Он приехал с женой. Жена Влада оказалась маленькой невзрачной женщиной, внешне полной противоположностью красивой и стройной Оле.

Влад был рад встрече. Едва взглянув на Олю, он сразу понял, что она его любит по-прежнему. В машине он усадил жену на переднее сиденье, его сестра была за рулем, а сам сел на заднее сиденье с Олей. Пока они ехали, он шептал ей, что иногда вспоминал её и скучал, так как у него остались самые светлые воспоминания об их встречах, и Оля ассоциируется у него с молодой и беззаботной студенческой жизнью.

Оля была счастлива. Она не собиралась ни упрекать его за то, что он не звонил, не писал и не приезжал, ни претендовать на что-то. Он был рядом, касался губами её уха, держал её за руку, и в этом было счастье. Ее не волновала ни жена, которая сидела впереди, ни то, что Влад живет в другом городе. О будущем она даже не думала. Она столько лет мечтала об этом, что не верила, что все это наяву.

Они стали встречаться каждый день. Оля взяла отпуск на работе, и все дни и ночи они проводили вместе. У неё была своя квартира, и первые дни они не вылезали из постели. Влад был нежен и опытен, и она впервые пережила оргазм. До этого она ощущала себя безнадежно влюбленной девчонкой, не избавившейся от романтических идеалов, а в первую же ночь с Владом она почувствовала себя зрелой женщиной. Она была готова заниматься сексом сутками, но даже когда они просто разговаривали, она была счастлива.

В её представлении он был идеалом мужчины — в нем чувствовалась неимоверная внутренняя сила и уверенность, он обладал такой энергией, что никто не мог ему противостоять. Его все любили, и друзья, и женщины. Когда они шли вместе по городу, на них все оглядывались, они были красивой парой. Его сокурсники и сокурсницы были ему искренне рады, женщины с ним кокетничали, но Оля не обращала на это внимания.

Она даже не спрашивала, что Влад говорит жене. Позже она узнала, что отношения с женой у Влада на грани развода, он был против её приезда к его родителям, но она настояла. Через неделю жена Влада уехала.

Когда отпуск Влада закончился, Оля поехала с ним. Она жила в гостинице, они встречались каждый день, но этого ей было мало. Влад работал, заканчивал только в 6 часов вечера, а на ночь в гостинице не мог остаться. Он по-прежнему жил у жены, но Оля о его семейной жизни никогда не спрашивала. Через две недели Оле надо было уезжать. Но уезжала она окрыленная, хотя и грустила о разлуке.

Так они жили в разных городах. Оля приезжала к Владу при любой возможности, на праздники и на выходные, дважды он сам к ней приезжал.

Хотя он ничего не говорил ей, но она со временем поняла, что в его жизни есть и другие женщины. Но она никогда не расспрашивала его, не устраивала сцен ревности, она боялась его потерять. С женой он развелся, но Оле предложения не делал, а она о браке не заговаривала.

Однажды, перед её очередным приездом, он позвонил Оле и сказал, чтобы она не приезжала, так как он сам уезжает на праздники. Она хотела приехать через неделю, но он сказал, что, пожалуй, не стоит им больше встречаться, так как он скоро женится.

Для Оли это было потрясением, но она его выдержала. Она все равно надеялась. Так прошло 7 лет. От сестры Влада она знала, что у него родился сын, с женой живет хорошо. Она несколько раз приезжала, знала его адрес, стояла во дворе его дома, но так и не решилась встретиться с ним.

А затем он приехал сам с сыном. Они снова встретились и снова все повторилось. Оля любила его ещё больше, чем прежде. Он не любил её так, как она его, но как-то раз сказал, что она для него самый близкий человек, и ни с одной женщиной ему не было так хорошо, как с Олей. Но он честно сказал ей, что очень любит сына, привязан к жене и никогда семью не оставит. Он предлагал ей расстаться навсегда, чтобы не калечить жизнь Оле, советовал ей забыть все, он не хотел, чтобы она была его «приезжей любовницей».

Больше они не виделись. Оля не замужем, любит Влада по-прежнему и надеется. Единственное о чем она сожалеет, что у неё нет от него ребенка.

Клинический пример.

Катя Н. 23 года. Филолог. Не замужем. Дочери 8 месяцев.

Катя из интеллигентной семьи, родители оба кандидаты наук, отец — доцент, мать — ассистент кафедры. Единственная дочь в семье.

По характеру мечтательная, сентиментальная, застенчивая. С подростковых лет мечтала о романтической, возвышенной любви, как в романах.

С отличием закончила школу, поступила на филологический факультет университета. На курсе юношей было мало, более активные студентки быстро обзавелись поклонниками, а у Кати возлюбленного не было.

В новых условиях материальное положение родителей Кати резко ухудшилось, зарплата была очень низкой, на жизнь им не хватало, и Катя, прочтя в газете о курсах гувернанток, решила подработать, чтобы помочь родителям. Она в совершенстве владела английским и французским, и сразу после окончания курсов агентство пригласило её на собеседование с женщиной, которая хотела нанять гувернантку для сына. Было 5 претенденток, но женщина выбрала Катю, и уже на следующий день она приступила к работе.

Обязанностью Кати было забирать мальчика из частной школы, привозить его домой, заниматься с ним английским и французским языками и помогать готовить уроки. Если оставалось время, она гуляла с ребенком. Но нагрузка в его школе была большой, и свободного времени у них не было.

Мальчик был избалованным, капризным, своевольным, но Катя быстро нашла с ним общий язык, они и играли, и возились, как дети, уроки Катя сумела превратить в соревнование, и мальчик её слушался, хотя матери совершенно не подчинялся. Его мать была очень довольна и хорошо платила Кате.

Первые месяцы Катя видела её мужа редко, так как он приезжал с работы поздно, а рабочий день Кати заканчивался в 7 часов. Впервые увидев Катю, он лишь на минуту остановился рядом с ней, потрепал её по щеке, сказав: «Какая милашка!», и прошел в свой кабинет, продолжая прерванный телефонный разговор.

Кате он сразу понравился. Хотя у него были все внешние атрибуты «нового русского» — типичная прическа от дорогого парикмахера, дорогие костюмы, длинное темное пальто с белым кашне, дорогая машина, — но от него веяло силой и уверенностью в себе. Он не был развязным, упивающимся своим богатством, ограниченным человеком. Вся его жизнь была в работе, по словам Кати, он был, как танк, который целеустремленно шел вперед, не обращая внимания на препятствия. Катя слышала обрывки его разговоров по телефону и поняла, что он решает какие-то важные дела. Работал он с утра и до поздней ночи, не расставался с мобильным телефоном даже дома, все время вел какие-то деловые переговоры.

При встрече с Катей он шутливо бросал одну-две фразы и проходил к себе. Даже дома Катя не видела его в неряшливой одежде, в её присутствии он оставался в костюме, а когда снимал пиджак, спрашивал разрешения у Кати.

Он был первым мужчиной, который произвел на Катю такое сильное впечатление. Даже его уверенный тон ей очень нравился, нравились его манеры, его одеколон, его внешность и элегантность. К тому же других мужчин в её жизни не было, она была ещё девственницей, мечтающей о любви.

В их семье атмосфера была совсем иная. Отец Кати — слабохарактерный, подчиняемый человек, мать — болезненная, плаксивая женщина. Они все время обсуждали какие-то склоки на кафедре и жаловались друг другу на козни коллег. А в новых условиях оба растерялись и постоянно сетовали на трудности. Заработки Кати очень им помогли, так как зарплату оба получали нерегулярно, а иногда не получали месяцами.

Когда Катя поняла, что влюбилась, она стала по собственной инициативе задерживаться допоздна, чтобы дождаться прихода Виталия — так звали её хозяина. Его жена была этому рада, и если Катя соглашалась остаться с ребенком, сама стала уходить по вечерам якобы к приятельнице. Позже по её телефонным разговорам Катя поняла, что у неё есть любовник. Но такое положение вещей всех устраивало. Кате стали больше платить, и она имела возможность чаще видеть Виталия. На отсутствие жены он не обращал внимания, и как-то сказал Кате, что когда её нет, всем только спокойнее, а сын гораздо лучше ведет себя с Катей, чем со своей матерью.

С женой он почти не разговаривал. Иногда Катя слышала её раздраженный голос, она что-то требовала от мужа, но он голоса никогда не повышал. Сына он очень любил, и если был свободен, заходил к нему в комнату и играл с ним, устраивая шутливую борьбу. Сын его обожал, а мать и в глаза, и за глаза называл «дурой».

Вначале Виталий обращался к Кате на «вы», спросил её имя и отчество, и шутливо называл её «Екатериной Константиновной», как он говорил, «в воспитательных целях», поскольку она наставница его сына. Она тоже называла его по имени и отчеству и на «вы». Но позже он сказал Кате, что она уже почти член семьи, и они оба перешли на «ты». Но его жену Катя по-прежнему называла по имени и отчеству, и так же обращалась в её присутствии к Виталию.

Спустя год, в один из вечеров, когда жены, как всегда не было дома, Виталий вошел в квартиру, продолжая с кем-то говорить по мобильному телефону. Закончив разговор, он раздраженно швырнул телефон на стол, упал в кресло, расслабил узел галстука и неожиданно предложил Кате: «Давай выпьем, устал, как собака. А один я пить не могу, составь мне компанию». И Катя сразу согласилась. Он отнес телефон в свою комнату и больше на звонки не отвечал. Мальчик играл в своей комнате в компьютерные игры, которые он очень любил.

Они выпивали, сидели напротив друг друга и болтали о пустяках. Виталий расспрашивал Катю о её жизни и удивлялся: «Откуда ты такая взялась, как девушка из прошлого века».

Раньше у них не было возможности для такого общения, так как Виталий играл с сыном, а с Катю расспрашивал лишь о его успехах и не интересовался её жизнью. Катя сидела напротив Виталия и смотрела на него влюбленными обожающими глазами, мечтая, чтобы его жена никогда не приходила, и этот вечер длился вечно.

Не закончив фразу, Виталий вдруг бросил на неё удивленный взгляд и спросил: «Ты что это так на меня смотришь? Влюбилась, что ли?» И Катя со счастливой улыбкой ответила утвердительно. «Ну и дела…, — сказал он, — и что же мне теперь с тобой делать?» «А что хотите!», — храбро ответила Катя. «Даже так?, — удивился он, — Ну, тогда не будем терять времени, иди ко мне, проверим твою отвагу».

И Катя впервые в жизни села к мужчине на колени и отвечала на его поцелуи. Потом Виталий легко поднял Катю на руки и усадил в её кресло напротив своего со словами: «Ну, хорошо, проверили твою решимость, и будет. Не хочу быть в твоих глазах подлецом, я же вижу, что ты даже целоваться не умеешь, про остальное уж молчу, хотя и догадываюсь».

Катя расплакалась, ей было так хорошо в его объятиях, а он так быстро от неё избавился. Но он покачал головой и сказал, что уже не в том возрасте, чтобы влюбляться, он её намного старше, а Кате нужен влюбленный мальчик, который будет писать ей романтические записки.

Но Катя вдруг заявила, что у неё уже много раз было «это», и она давно взрослая женщина. Он с сомнением покачал головой и сказал: «В любом случае ты будешь со мной разочарована. Я уже давно отвык от романтики. У меня просто нет на это времени. Для тела у меня есть секретарша. Она хоть и полнейшая дура, и все её мозги — это задница и грудь, но когда я говорю: «Ложись», — она ложится, а когда говорю: «Отстань», — она ко мне не лезет. А ты же совсем другая. Тебе нужна любовь, а я любить уже не умею».

Катя в слезах выбежала из их квартиры, а на следующий день позвонила его жене и сказала, что больна, и поэтому не может забрать мальчика. Потом были выходные, а в понедельник Катя забрала ребенка сама, но ушла в 7 вечера, когда Виталия ещё не было дома. Так продолжалось несколько недель, хотя её хозяйка сердилась, что не может вечером уйти. Но Катя сказала, что ей надо готовиться к занятиям, скоро экзаменационная сессия.

Катя плакала ночами, постоянно думала о Виталии и не понимала, почему он её оттолкнул. Она не собиралась на него претендовать, ей было достаточно его внимания.

Как-то раз Катя привела мальчика из школы, хозяйки не было дома, и неожиданно днем приехал Виталий. Он позвал Катю в свою комнату и ни слова ни говоря, стал целовать её и обнимать. Счастливая Катя отвечала ему тем же. Виталий, сказал, что очень скучал, ему её не хватало, когда у него выпадала свободная минута, он думал о ней. Когда мальчик позвал Катю, Виталий отпустил её со словами: «Ну, ещё не вечер, теперь я тебя никуда не отпущу».

Катя опять стала задерживаться вечерами, дожидаясь его прихода, и встречала его сияющим взглядом. Оставив мальчика готовить уроки, она бежала в комнату Виталия, они страстно обнимались и целовались, но в соседней комнате был ребенок, поэтому Виталий старался сдерживаться и отпускал Катю.

В воскресенье они договорились поехать на его дачу. Дефлорацию Катя даже не почувствовала. Виталий был ласков с нею, говорил, что никогда не испытывал такой безграничной нежности ни к одной другой женщине. Близость с ним доставляла Кате огромное наслаждение, хотя оргазма она тогда ещё не испытывала и даже не знала, что это такое. Она даже не стеснялась его, хотя всегда была стыдливой, морщилась от любого упоминания о плотской любви или от сальных анекдотов, если их при ней рассказывали.

Они стали встречаться, когда была возможность. Виталий снял для неё квартиру недалеко от офиса своей фирмы и заезжал днем, даже ненадолго.

Катя стала прогуливать занятия в университете, а перед сессией сказала Виталию, что больше не может работать гувернанткой его сына. Дело было не только в сессии. Психологически Катю стала тяготить необходимость прятаться от мальчика и обниматься с Виталием тайком, чувствовать себя виноватой и прятать глаза от его жены.

Он был очень огорчен, сказав, что был прав, когда не хотел заводить роман с Катей, а теперь он приобрел любовницу, но потерял прекрасную воспитательницу сына, а мальчик за эти полтора года общения с Катей разительно изменился. Но делать было нечего, Катя наотрез отказалась от продолжения работы, и он смирился с её решением.

В их интимной жизни все было хорошо. Он был опытным партнером, и Катя всегда испытывала с ним оргазм. Даже когда он заезжал к ней на минутку, и они бросались в объятия друг друга, не раздеваясь, она испытывала восторг.

Ее не тяготили их редкие и кратковременные встречи, она терпеливо ждала его весь день, он ей часто звонил и старался заехать каждую свободную минуту.

Однажды, когда они лежали в постели, Виталий сказал: «Как мне с тобой хорошо! Я и не подозревал, что бывает такое счастье. Ты мой тихий оазис счастья. Если бы можно было забрать сына, я бы переехал к тебе, бросил эту жадную курицу. Но она мне его никогда не отдаст. А я без него не могу. Ты и он — два единственных человека, которых я люблю».

Катя мечтала, что они будут жить вместе, но ему этого никогда не говорила, так как знала, как он любит сына. Иногда Виталий оставался у неё на несколько дней, сказав жене, что уехал в командировку.

Когда Катя забеременела, она скрывала это от Виталия, боясь, что он будет против ребенка. Но он сам догадался и обрадовался этому. Катя в срок родила здоровую девочку.

После рождения дочери Виталий купил квартиру, сделал ремонт, обставил её, строил планы, как они будут жить вместе. Даже к разлуке с сыном он уже относился спокойнее, расценив, что сына он и так мало видит, и ничего не изменится. Хотя его беспокоило, что сын остается с его истеричной женой, которая вконец разбалует ребенка.

Его жена жила своей жизнью и мало интересовалась жизнью мужа, но сцены ему устраивала регулярно. Однажды она проезжала мимо его офиса и увидела его машину, хотя Виталий сказал, что уехал в другой город. Она влетела в его офис как разъяренная фурия, дала пощечину его секретарше, хотя та была ни при чем, Виталий давно не имел с ней отношений, и устроила мужу скандал в присутствии его подчиненных. Он вывел её на улицу, усадил в машину и сказав: «Дома поговорим», сел в свою машину и уехал к Кате.

Вечером он объявил жене о разводе. Но она заявила ему, что в таком случае она претендует на половину всего, чем он владеет. На Виталия обрушилось много хлопот. Все, чего он достиг, было заработано его многолетним трудом, жена никогда не работала, и он не собирался с нею делиться. Он подал документы, чтобы перерегистрировать свою фирму на подставных лиц, Катя тоже фигурировала в этих документах как учредитель и совладелица фирмы.

Но не успел. Его нашли на даче с огнестрельным ранением. Если бы ему была оказана вовремя помощь, его можно было бы спасти, он умер от потери крови. Весь пол был залит кровью, он пытался ползти, чтобы выбраться из дома, нашли его у входной двери только спустя неделю. Килера не нашли, хотя все понимали, что в убийстве замешана его жена, но доказать ничего не удалось.

У Кати был нервный срыв, она пыталась покончить с собой. Даже когда она поправилась, её мучили ночные кошмары, и она представляла, как раненный Виталий, истекая кровью, ползет к двери.

Катя живет с дочерью, устроилась на работу, на какую-либо долю в фирме Виталия не претендует. Она считает, что её жизнь кончена и единственное, что её удерживает от повторного самоубийства, это ребенок — частичка её любимого. Она ходит во всем черном, и поразительно красива трагической красотой одинокой и несчастной женщины, потерявшей самого близкого человека.

Любовь зрелой женщины по накалу чувств существенно отличается от влюбленности девочки или девушки. У юной девушки либидо (сексуальное влечение) ещё на платонической стадии, и её представления о любви могут ограничиваться ухаживаниями, нежными знаками внимания и романтическими свиданиями, но либидо ещё не полностью сформировано до своей сексуальной стадии, и девушка может не испытывать сексуального влечения к своему возлюбленному. Она бы предпочла, чтобы общение ограничивалось романтическими чувствами, но нередко пассивно уступает настойчивости своего возлюбленного и соглашается на близость.

У зрелой женщины либидо уже полностью сформировано до своей сексуальной стадии, и она не представляет себе любви без интимной близости. Но если нет любви, женщина не испытывает от секса такого наслаждения, как с любимым. А когда женщина влюблена, то чисто физиологический аспект сексуального удовлетворения даже для зрелой женщины не имеет решающего значения. Любовь настолько овладевает её помыслами и всей её жизнью, что мысль о том, испытывает ли она сексуальное удовлетворение (оргазм) при половом акте с любимым человеком, даже не приходит ей в голову.

Быть с любимым, касаться его, ощущать его, смотреть на него, слышать и говорить слова любви, — это и есть самое высшее наслаждение для влюбленной женщины. Хотя интимная близость с любимым расценивается как само собой разумеющееся, и в физическом слиянии двух любящих людей женщина видит апогей любви, но о чисто физическом наслаждении при этом она даже не думает. Любовь — уже сама по себе наслаждение. Чувства, духовная близость, — вот что стоит на первом месте.

Знаменитый своими многочисленными любовными победами Казанова говорил о сексе так: «Без любви это великое дело просто безобразие».

Ожидание свидания, эмоциональный подъем перед ним, необычайная взбудораженность перед встречей с любимым не менее важны для влюбленной женщины, чем сама встреча с любимым.

Любовь и страсть неоднозначны. Страсть имеет в своей основе сексуальное влечение, а любовь — духовное. Страсть может быть преходящей, а любовь может быть на всю жизнь.

Расскажу об одной удивительной паре, которую я знаю много лет и которой не перестаю удивляться.

Клинический пример.

половое влечение, сексуальное влечениеЕлена и Сергей, 46 и 49 лет. Она медсестра, он инженер.

Они встретились, когда обоим было уже за тридцать, оба были не раз в браке. Их страсть вспыхнула мгновенно, в банальной ситуации — оба были со своими супругами в компании. Они весь вечер не сводили друг с друга глаз и не отходили друг от друга. Уже через неделю оба оставили свои семьи.

Хотя они виделись часто, практически ежедневно, Елена с нетерпением ждала каждой встречи, как первого свидания. Она не отходила от телефона, носила его за собой по всей квартире, и от каждого звонка у неё падало сердце: «Это он!». Она не выходила даже к соседке, боясь пропустить звонок Сергея, хотя была уверена, что он обязательно позвонит, и знала, что он с таким же нетерпением ждет встречи и рвется к ней. Ее мать, у которой она жила, уйдя от мужа, понимала страсть дочери и не осуждала её. Она уговаривала Елену не сидеть целый день у телефона и хотя бы выйти во двор погулять, убеждая, что она позовет Елену, как только Сергей позвонит, но ей не хотелось терять даже несколько минут, пока она добежит домой.

Когда Сергей звонил, что скоро приедет, она умоляла его взять такси, чтобы он приехал скорее, хотя такие расходы в то время были им не по карману. Если она чувствовала, что он замялся, она уговаривала, что сама заплатит за такси, если у него нет денег, лишь бы скорее его увидеть. Но он сам мечтал увидеть её как можно скорее, и как-то находил деньги сам.

Когда она ехала к Сергею на свидание, если его родителей не было дома (он тоже жил у родителей, уйдя от жены), у неё тоже никогда не хватало терпения добираться на общественном транспорте, и она тоже тратила последние деньги и мчалась на такси, подгоняя водителя, чтобы увидеть его хотя бы на пять минут раньше. Материальные проблемы обоих совершенно не волновали.

И хотя они почти все свободное время и все ночи проводили вместе, но уже утром, проводив его на работу, она начинала по нему скучать и томиться ожиданием, нетерпеливо поглядывая на часы, и ей казалось, что время тянется бесконечно.

Елена дежурила в больнице сутки, а трое суток была дома. Когда она была на дежурстве, Сергей приезжал к ней на работу и ждал её в больничном саду. Когда у неё выпадала свободная минута, она выбегала к нему, и они сидели на скамейке, пока Елену не звали в отделение.

Они так встречались несколько лет, последние годы сняли квартиру и жили вместе и по-прежнему испытывали такое же влечение друг к другу. Все ночи они мало спали, и не потому, что занимались сексом всю ночь напролет, им просто жалко было тратить время на сон. Быть вместе, говорить друг с другом, ощущать друг друга, — это им не надоело даже через много лет.

Потом они поженились, родились дети. И хотя в их семейной жизни были и бури, и штормы, так как оба сильные и страстные натуры, но они счастливы уже второй десяток лет.

За эти года они расставались всего три раза. Однажды Сергею пришлось уехать в другой город в связи с тяжелой болезнью дяди, и оба измучились в разлуке. Сергей звонил по три раза в день, а Елена опять не отходила от телефона, как в первые годы их страсти. А потом он не выдержал и приехал раньше намеченного срока.

А два других раза она лежала в больнице. В первый раз ей предстояла не очень сложная операция, но Сергей весь почернел и осунулся, ходил потерянный, не спал ночами, и его матери даже пришлось забрать к себе детей, так как у него все валилось из рук, и он ничего не мог делать по дому.

Он проводил в её палате столько времени, сколько ему позволял медицинский персонал, а в день операции настоял, чтобы ему позволили быть с ней до последней минуты, пока её не увезли на каталке в операционную. Елена лежала в той же больнице, в которой работала, поэтому её мужа все в отделении уже знали и позволяли то, чего не позволяли другим родственникам больных. Он сидел, застыв перед дверями операционного блока, в течение всех сорока минут, пока шла операция, не реагируя на обращенные к нему слова медицинских сестер, которые просили его спуститься в отделение.

Когда Елена очнулась в послеоперационной палате, она с трудом узнала мужа — за несколько часов он поседел. Сергей был самой преданной сиделкой — кормил жену с ложки, поил из поильника, расчесывал ей волосы, даже выносил судно, пока она сама не начала вставать. Приходил рано утром ещё до прихода врачей и уходил только поздно вечером. Елена не выдержала столь долгой разлуки и настояла, чтобы её выписали из больницы как можно раньше.

Второй раз Елена лежала в гинекологическом отделении, где посещения были запрещены. Она выбегала к нему через служебный выход, хотя ей пригрозили выпиской за нарушения режима. Хотя они были женаты уже много лет, она вела себя как влюбленная девушка. Уже с утра она с нетерпением ждала прихода Сергея, а он убегал с работы и приходил к ней при первой же возможности.

Как только муж уезжал домой, Елена с нетерпением ждала, когда он доедет, чтобы позвонить, хотя они только что расстались. Ей делали замечания, что она слишком долго занимает служебные телефон, и она подолгу простаивала в очереди к единственному телефону-автомату в вестибюле отделения, где было холодно и сквозило, и другие больные тоже её упрекали, что она слишком долго занимает телефон. Она занимала очередь снова и снова звонила мужу.

Вот такая нетипичная для нашего времени длительная страсть двух немолодых людей. Обоим уже под пятьдесят, и у них двое детей. Хотя оба раньше были в браке и имели любовные интрижки, но таких пылких чувств ни к кому не испытывали. Они даже не могут себе представить жизнь друг без друга.

В сексуальном отношении у них все в порядке. Но для них не это самое главное. С прежними сексуальными партнерами тоже все было в порядке, но не было такой любви.

Счастливы те люди, которым хотя бы раз в жизни довелось испытать это великое чувство, даже если оно приносит немало огорчений.

«Мне хочется быть с ним каждую минуту, хотя когда мы встречаемся, мы часто ссоримся. Но стоит нам расстаться хоть ненадолго, я мысленно представляю себе его, где он, с кем он и что делает. Я ревную его ко всем и ко всему — к работе, к его друзьям, ко всем женщинам и ко всем людям, которые его окружают и даже к его собаке. Хотя я знаю, что у меня нет никаких оснований для ревности, я его не к какой-то конкретной женщине, а ко всему миру. Мне кажется, что уделяя им внимание, он крадет его у меня», — рассказывала мне одна из моих пациенток.

Любовь и такая диффузная, немотивированная ревность часто сосуществуют. «Иногда мне хочется его убить, так мне с ним тяжело. Мне кажется, что я его ненавижу. Ненавижу его наглый взгляд, каким он смотрит на других женщин. Убить готова каждую, кто смотрит на него и улыбается ему, хотя я знаю, что он мне верен. Я и его, и себя измучила этой ревностью. Иногда кажется, что быть вместе просто невыносимо, но жить без него не могу. Это боль, но такая сладкая боль», — говорила одна из женщин, которая просила помочь ей справиться со своей ревностью.

Иногда из-за этого влюбленные катятся по наклонной плоскости взаимных упреков, обид, непонимания и недомолвок. Они и расстаться не могут, и быть вместе мучительно. Они скрывают это друг от друга, мучаются каждый сам по себе, не в силах что-либо изменить. Любовь и мука — все переплетается в один тесный клубок.

Но для многих женщин такой бурный роман, каким бы мучительным он не был, остается светлым пятном на всю жизнь. Со временем, если так сложилось, что они расстались, стирается острота, забывается все плохое и мучительное, остаются только воспоминания о своем необычном эмоциональном состоянии. Бывает, что таких чувств женщина уже не испытывает уже ни к одному другому мужчине, даже если потом их было немало в её жизни.

Мужчины тоже способны на глубокие чувства, хотя подчас и не могут выразить словами свою нежность. «Скажи, как ты меня любишь, за что ты меня любишь?», — часто допытываются женщины. Но мужчины не любят говорить о любви. Не потому, что они любят не так сильно, как женщины, просто их психика и эмоциональность иначе устроены.

Большинство женщин экстравертированы, — то есть, не таят своих чувств, все, что у них на душе, то выражается и в их словах и эмоциях. А многие мужчины инравертированы, — то есть, у них все внутри, в душе, они не любят внешних, словесных выражений своих эмоций, хотя могут испытывать безграничную любовь и нежность, которые невозможно выразить словами.

Даже если мужчин испытывает сильные чувства, он не может выразить их такими же выразительными словами.

Женщины любят любовные романы и мелодрамы и хотят, чтобы их любимый так же возвышенно говорил о своей любви, как в кино и романах.

А мужчины не читают сентиментальных романов, им непривычен этот искусственный язык, на котором в обычной жизни не изъясняется ни один взрослый человек, и они не хотят говорить таких красивых слов, от которых веет мелодрамой. Но хотя женщины порой обижаются и упрекают своего любимого, что он не говорит им о своей любви, это не означает, что мужчина не любит.




Видела сон? Растолкуй его!

 
Например: рыба






MissFit.ru © Copyright 2007 МиссФит - интернет-журнал для женщин info@missfit.ru
перепечатка материалов с сайта разрешается с обязательным указанием активной гиперссылки на сайт www.missfit.ru